Во время переговоров стороны могут негласно установить, что сделка будет заключена только при наличии подписанного контракта

Во время переговоров стороны могут негласно установить, что сделка будет заключена только при наличии подписанного контракта

Елизавета Головань, юрист, проанализировала решение Высокого Суда Лондона в деле Jamp Pharma Corporation v Unichem Laboratories Limited [2021] EWHC 1712 (Comm), согласно которому переговоры сторон могут негласно указывать на то, что сделка вступит в силу только после подписания контракта обеими сторонами. Другими словами, переговоры могут подразумевать, что договоренность является «subject to contract» - т. е. вступит в силу только при условии подписания документа сторонами.

Обстоятельства дела

В начале 2019 года канадская фармацевтическая компания ("Джемп") заключила соглашение о поставке и дистрибьюции лекарственных препаратов ("Соглашение") с индийской фармацевтической компанией ("Юничем").

Ключевые положения Соглашения:

  • Джемп распространяет препараты Юничем в Канаде на эксклюзивной основе;
  • Препараты конкретизируются в Приложении № 1 к Соглашению ("Приложение") и их новые виды могут добавляться туда по письменному согласию сторон;
  • Применяется английское право и споры рассматриваются в Высоком суде Правосудия в Лондоне.

Соглашение было подписано Директором Джемп и двумя подписантами Юничем. На момент подписания Соглашение покрывало только один препарат — Альфуцозин. В марте 2019 года стороны начали обсуждать сотрудничество по еще одному препарату — Тизанидину.

Переписка сторон началась с обсуждения условий поставки и цен на Тизанидин. В апреле Джемп подтвердил предложенные условия и отметил, что хотел бы сохранить изначально оговоренную в Соглашении структуру сотрудничества и продолжить совместную работу, подписав Приложение по новому препарату.Юничем поблагодарил за подтверждение и сообщил, что остальные условия будут такими же, как и в случае с Альфуцозином. Он также попросил, чтобы Джемп «выслал Приложение соответствующим образом».

В мае Джемп отправил проект Приложения, и сказал, что инициирует его подписание, если у Юничем нет комментариев. Юничем подтвердил проект, добавив в документ только места для подписей двух представителей с его стороны, и попросил Джемп прислать подписанное Приложение. Джемп ответил, что подпишет Приложение.

Далее, стороны провели две встречи. Во время переговоров Юничем сообщил, что обсуждение сотрудничества по Тизанидину пока приостановлено и Приложение не вступит в силу без его подписи. Джемп предоставил Юничем подписанную копию Приложения, которую тот забрал со встречи, но не подписал.

Оказалось, что в июне Юничем уже вел переговоры с другой канадской компанией о поставках Тизанидина, и в июле подписал с ней контракт.

Когда Джемп об этом узнал, то заявил о нарушении достигнутых договоренностей и подал иск против Юничем о возмещении убытков за нарушение Соглашения.

Позиции сторон

Спор заключался в том, был ли Джемп обязан поставить Тизанидин без подписанного Приложения.

Джемп утверждал, что из переписки объективно следовало, что стороны подтвердили условия Приложения даже без подписей. Юничем же заявлял, что подписание Приложения обеими сторонами было обязательным условием для его вступления в силу. По мнению Юничем, дальнейшие встречи сторон подтверждали, что Приложение не будет обязательным до его подписания обеими сторонами.

Решение

Обычно английское право не требует соблюдения формальностей по подписанию контракта. Главное — наличие оферты (предложения) и акцепта (подтверждения). Оферта и акцепт могут быть выражены любым способом. В общем виде, если покупатель отправил продавцу проект контракта, а покупатель сказал «ок», то контракт считается заключенным.

Однако в данном случае суд, постановил, что Приложение по препарату вступало в силу только после подписания обеими сторонами.

Решение Суда основывалось на следующих принципах:

1. Вопрос того, указан ли в оферте (предложении) конкретный способ ее принятия, зависит от ее конструкции. Тот факт, что соглашение предусматривает его подписание сторонами и оставляет место для подписей, само по себе не является установленным способом принятия предложения: Maple Leaf Macro Volatility Master Fund v Rouvroy [2009] EWCA Civ 1334;

2. Вопрос о том, вступил ли договор в силу, зависит не от субъективного восприятия сторон. Ответ зависит от того, можно ли из их слов и действий сделать вывод о создании правовых отношений и согласовании всех существенных условий, которые стороны считали необходимыми, или которые требуются законом для установления юридически обязывающих отношений: RTS Flexible Systerms Ltd v Molkerei Alois Muller GmbH & Co KG [2010] UKSC 14;

3. При определении намерений сторон вступить в договорные отношения и того, был ли предписан конкретный способ принятия предложения, необходимо учитывать весь ход переписки между ними;

4. Последующее поведение сторон может быть использовано для подтверждения наличия договоренности, заключенной во время переписки. Однако, суд не может интерпретировать суть договоренности, основываясь на дальнейшем поведении сторон.

Вывод был сделан исходя из объективного анализа переписки сторон и самого Приложения. В частности, Джемп в переписке просил продолжить работу по Тизанидину «подписав Приложение». Подтвердив проект, Юничем ясно дал понять, что для вступления Приложения в силу, оно должно быть заключено в той же манере, что и Соглашение, то есть его должны подписать два представителя Юничем.

В марте Юничем вышел с предложением о сотрудничестве по Тизанидину, согласно которому первый платеж совершался после подписания Приложения с указанием препарата Тизанидин. При этом, Юничем добавил, что надеется получить «проект Приложения для продолжения сотрудничества». По мнению Суда, это значит, что Ответчик намеревался изложить условия сделки по Тизанидину в Приложении, которое должно было быть подписано, и что предложение было обусловлено его подписанием.

Более того, преамбула Приложения ссылалась на положения Соглашения, согласно которым оно может быть изменено или дополнено только в письменной форме. Последующие события не доказывали, что стороны изменили свое намерение. Напротив, Юничем уведомил в июне, что сделка приостановлена, и ничего не сказал о том, что Приложение не нужно подписывать.

В результате, у сторон не возникло юридических обязательств по поставке Тизанидина.

Выводы

Во-первых, Суд отметил, что нет необходимости использовать фразу «subject to contract», чтобы дать понять, что подписание документа обязательно и что иначе договоренности не будут иметь обязательной силы.

Во-вторых, сторонам важно четко заявлять о своих намерениях в ходе переговоров по контракту для снижения риска неопределенности или возникновения споров.

В-третьих, решение показывает, что, если в итоге документ не был подписан сторонами, переписка между ними может показывать их объективные намерения, а значит может иметь такое же значение для спора, как и сами (предлагаемые) условия договора. Соответственно, в переписке нужно четко выражать свои намерения и не использовать двусмысленные формулировки. Если не хотите, чтобы договор вступал в силу до подписания всеми сторонами, то нужно прямо заявить об этом, использовав фразу «subject to contract».

Теги:
Сопутствующие услуги:
Английский судебный процесс Английский судебный процесс
Мы можем помочь в вашем вопросе?
Да

Новости

Мы используем куки-файлы для того, чтобы обеспечить вам наилучшие впечатления от работы с нашим сайтом. Если вы продолжите использовать сайт, мы будем считать, что вы согласны.
Ок